В начале осени наш город посетил польский музыкант Peter J. Birch. К сожалению, его концерт был малочисленным и прошел практически бесследно. Но мы не могли пройти мимо такого замечательного исполнителя и человека. О первом знакомстве с белорусской ДПС, ожиданиях и многом другом в Интервью Bazilik Live.

– Первое наше интервью с исполнителем из Польши. Маленький дебют, наш и твой, вроде бы. Верно? Впервые в Беларуси?

– Да, это мой первый раз в Беларуси. Мне было действительно любопытно узнать больше об этой стране, поэтому я и решил приехать и проверить все на себе. У меня было два концерта здесь в Беларуси – в Гомеле и в Минске.

– На каких языках ты поешь? Как встречает публика за пределами Польши? Приедешь ли еще к нам в Беларусь?

– В проекте “Peter J. Birch” я пою только на английском языке. Как встречает публика? Действительно замечательно! Конечно, это зависит от клубов и концертов, но, в основном, мне нравится, как принимают. Хочу ли я вернуться в Беларусь? Если честно – не уверен. Это не из-за людей или атмосферы на концертах: тут все в порядке. Но у нас был действительно неприятный опыт встречи с людьми в форме. Я имею в виду полицию и пограничников. Они отнеслись к нам, скажем так, не очень уважительно.

– Ты ведь не всегда выступаешь один. Как часто играешь с командой и почему в этот визит в Беларусь она не с тобой?

– Я играю с группой не очень часто. Это довольно трудно организовать тур с командой как в Польше, так и за рубежом – практически невозможно. Тур в восточную часть Европы не принес нам прибыли вообще. На самом деле, после посещения Беларуси (оплаты визы, платы за инструменты, выплаты штрафа после абсурдной ситуации) мы в большом финансовом минусе. Таким образом, можешь себе представить, как все это будет выглядеть с коллективом.

– О чем ты поешь? В чем твой месседж публике? Бывает ли так, что слушатели его не понимают?

– Я пишу о моих чувствах и эмоциях, это не так легко объяснить. (улыбается) Всегда хочется, чтобы люди нашли в моих текстах свой смысл, что-то именно для себя. Это самое главное для меня.

– Чем занимаешься в жизни, кроме музыки? Или музыка – это единственное занятие?

– Музыка является моей работой уже почти как 3 года. Я пытаюсь сделать все от меня зависящее, чтобы сохранить все в таком виде, но это не так просто. Я записал один EP и три альбома, только начал работать над еще одним. Также я записал 3 альбомы и EP с группой Turnip Farm, где я барабанщик, и один альбом с группой More Than Three, где я был барабанщиком и вокалистом.

– Как относишься к природе, путешествиям. Сам вообще открытый человек: для других людей, для других мыслей и идей? Или все же консерватор?

– Я люблю путешествовать, знакомиться с новыми людьми и получать новый опыт. Но иногда мне нужно некоторое время в одиночестве, так что на самом деле трудно совмещать эти две вещи. Открытый ли я человек? Я думаю, этот вопрос нужно задать моим друзьям и людям, которых я встречал. (смеется)

– Как относишься к фастфуду? Что и где обычно кушаешь в путешествиях? Какая кухня больше всего нравится?

– О Господи, это хороший вопрос. Я люблю фастфуд, хотя знаю, что это вредно для здоровья. Но иногда у меня нет выбора: нет времени, чтобы нормально покушать. Но когда у меня есть эта возможность, я предпочитаю хорошо приготовленную пищу. Это не может быть только, скажем, итальянская кухня или испанская: я не люблю макароны, но я люблю пиццу. И я начал кушать некоторые морепродукты, только когда попробовал их в Испании. Но почти ничего не
может сравниться с польскими клецками с мясом и луком. (улыбается) Но рис я люблю больше, чем картофель.

– Как относишься к записи альбомов, съемке клипов? Они обязательны? Или можно снять пару десятков live-видео в гараже пускаться в тур? Люди же смогут понять, кто ты и что поешь.

– Мы сняли несколько хороших музыкальных видео на последнем альбоме “Yearn”. И я действительно наслаждался этой работой. Это было очень весело, но теперь у меня другая точка зрения по поводу фотографии и съемки видео. Но я думаю, что это здорово – иметь разные варианты всего этого в своем портфолио.

– На каком языке обычно говоришь со слушателями? На каком языке говорил с публикой в Беларуси?

– За границей обычно я говорю по-английски, но иногда в Восточной Европе удобнее говорить по-польски. В Украине – зависит от региона, в Словакии, например, гораздо лучше использовать польский язык. В Беларуси я говорил по-польски. Но я всегда спрашиваю у аудитории перед концертом, какой язык ей будет проще понимать.

– Какие планы на ближайший год? Что потом?

– Я надеюсь, что мой новый альбом получит хорошие отзывы и я смогу принять участие в нескольких крупных фестивалях. Может быть, в конце концов я поеду в США, где буду работать над записью нового альбома.

– Что пожелаешь нашим читателям и, возможно, твоим будущим слушателям?

– Верьте в хорошую музыку и пусть ваши мечты обязательно сбудутся.