МЕРАДА: “Нам дано право выбора и мы тоже что-то создаем”

МЕРАДА, Минск, Беларусь, world music, folk, blues, country, Стив Крамер, Анна Крамер

Весна постепенно вступает в свои законные права. Именно в такое время захотелось поговорить о чем-то светлом и теплом, о том, какой действительно должна быть музыка и почему вообще все больше людей хочет делиться своими творениями с миром. В гостях у нашего проекта Стив и Анна Крамер, лидеры проекта “МЕРАДА”.

– Перед нашей встречей я вспомнил, что вы как-то говорили о нескольких уровнях музыки, на которые вы ее делите. Можно подробнее об этом?

Стив: Мы с Аней, в большей степени она, вывели свою систему критериев оценки музыки.

Аня: Не то чтобы вывели, просто взяли то, что уже было хорошо известно до нас и интерпретировали эту градацию человеческих ценностей для музыки.

Стив: Но это очень важный момент в нашей философии.

Аня: Да, важный. Откуда вообще все это пошло. Каждый Человек должен быть цельным. Мы – это не только тело, не только энергия, интеллект, дух, душа, социальное поведение. А всё вместе. Если какая-то часть у тебя отсутствует, то твоё восприятие мира получается не целостным, как и восприятие тебя другими людьми. Да, есть люди, которые могут как-то восполнить свои недостатки за счет других ярких качеств, но по итогу комфортно жить, если в тебе всё на своем месте.

– А если этого нет, то можно этому научиться.

Аня: Да, все мы учимся. И вся Вселенная работает по такому принципу – целостности. А поскольку искусство – это образ и подобие самого человека, он создает произведение как свою проекцию. Человек, когда хочет увидеть себя в зеркале, что-то создает, творит.

Стив: Как говорят, искусство – это наука о прекрасном. А музыка – часть этой большой системы.

Аня: Ты в каждом интервью это говоришь. :)

Стив: Прекрасно!

– Чтобы люди лучше запомнили.

Стив: Да, чтобы запомнили. Теперь дальше, продолжай.

Аня: И хочется, чтобы в этом самом зеркале-искусстве было все также целостно и гармонично. Мы уже достаточно привыкли ко всему ненормальному… А где внимание – там и энергия. Мы не имеем ничего против людей, чем-то отличающихся от нас или от давно установленных обществом норм. Но… Гипотетически, например, у какого-то человека болит желудок. Это не значит, что мир должен подстроиться под него и считать это нормальным. Или чтобы у всех в знак солидарности тоже начал болеть желудок – пусть у всех болит, чтоб ему легче было. Нужно просто популяризировать как норму здоровый желудок, чтобы даже больные люди захотели вылечить свой и имели такую возможность. А если это вдруг невозможно, то хотя бы не делать всех остальных больными.

У нас как-то часто думают: искусство должно нести некую сатиру, всю гадость в жизни подмечать. Якобы ее постоянно нужно людям показывать, чтобы они видели, как не надо, и так не делали. Но люди, которые умеют работать с энергией и информацией, прекрасно знают, что это работает ровно наоборот: чем больше ты знаешь о какой-то «гадости», тем больше вероятность, что ты ее сделаешь. Это не значит, что «гадость» не нужно знать и одевать розовые очки, нет. 70/30 – оптимальная пропорция. 30% это, грубо говоря, темные стороны жизни, как бы мы не хотели жить и что бы мы хотели поменять, 70% – как бы мы хотели жить и как к этому прийти, наш двигатель вперед. Просто 68 на 32 – это пропорция золотого сечения… А у нас информация такая получается: 99% как мы не хотим жить, а 1% – как бы мы примерно хотели, может быть, наверное. И то это положительное осталось где-то в Советском союзе и пришло к нам в наследство с теми старыми песнями, фильмами и так далее. Когда-то люди пели о светлом. А сейчас: зачем нам это светлое? Надо завалить жесткач, чтобы все знали, как плохо нам живётся. Кому-то стало от этого лучше? Если бы это всё работало, если бы работала эта тотальная сатира и пародия на нормальную жизнь, то за последние 20 – 25 лет, уже бы что-то изменилось серьёзно к лучшему во многим сферах жизни.

– И мы жили бы в раю. :)

Аня: Да, поэтому и хочется популяризировать нормальные гармоничные вещи в жизни. Вот к этому я и подвожу всё это время. У каждого человека есть несколько уровней. Никакой религиозной подоплёки я тут не подразумеваю, также как и запутанных эзотерических теорий. Расскажу обще, как я это вижу. У музыки, как и у человека, есть физическое тело. То, чему обычно люди уделяют больше всего внимания: ровно ли мы сыграли, чисто ли спели, насколько хорошие инструменты, как грамотно выстроена аранжировка и прочее, в основном, техническое. Обычно у нас вокруг этого больше всего разговоров. Но, как и в жизни, мы же любим кого-то, ценим не только за тело, должно быть что-то ещё кроме красивых мышц, талии, ног или глаз. По крайней мере, было бы неплохо. Вот это вот что-то и есть второй «уровень».

Стив: К слову скажу. По поводу того, что техника, физическое тело в нашем случае, не самое главное. Томи Эмануэль – супер-музыкант, абсолютная техника. Он мне очень нравится, я его бесконечно уважаю. Но не слушаю. Потому что очень много нот… нот в секунду.

– Не успеваешь заметить душу музыки.

МЕРАДА, Минск, Беларусь, world music, folk, blues, country, Стив Крамер, Анна Крамер

Аня: Следующий уровень – энергетический уровень воздействия музыки на человека. Назовем его душой, энергетическим телом музыки. Как и в человеке. Какая у него энергетика, насколько с ним интересно и приятно общаться, насколько он не эгоистичен. Как правило, общение с другим человеком отталкивается у нас от отсутствия либо присутствия в нём эгоизма, все остальное вытекает из этого. Так и с музыкой. Неэгоистичный исполнитель позволяет нам окунуться в песню.

Стив: …и в то, чему в первую очередь учит эта музыка.

Аня: Да!

– То есть, второй уровень, это то, что человек должен почувствовать во время и после этой песни.

Аня: Причем каждый почувствует что-то свое. Бывает иногда даже так, что одного эта эмоция может начать разрушать, а другому, наоборот, – поможет. Это уже зависит от человека. И, конечно, от произведения и самих музыкантов: насколько они могут транслировать этот поток, передавать эмоции и, главное, какого они качества. Например, в вашей песне просто грусть и трагизм или тотальная ненависть ко всему? Вы передаёте в песне человеческое счастье, радость либо у вас дикий звериный экстаз от того, что вы чем-то или кем-то обладаете? Это разные вещи. Тут еще очень важный момент – связка: насколько музыканты подходят друг другу, или поэт и музыкант. Потому что иногда энергетически поэт может мешать музыканту или музыкант музыканту.

Стив: В любом творчестве должен быть какой-то смысл. Сегодня, в основном, оценка любого творчества – нравится / не нравится. И все. Но это же примитивно.

Аня: Сейчас мы к этому подведем.

Стив: А ты еще не подвела? :)

Аня: Третий уровень – информационное тело. До этого мы говорили о физическом и душевном. Информационное тело – это то, что мы хотим донести. Не как, не через какие эмоции, а что. Какой смысл во всем этом был, какова цель. Куда мы идем и для чего.

Стив: Человек берет в руки гитару. Первый вопрос должен быть – чего он хочет достичь.

Аня: Люди часто просто хотят быть популярными.

Стив: Да, разумеется, но изначально музыка – это осмысленная красота. И смысл в этом всем должен быть. Ведь у человека, у общества есть разные периоды развития. Одна песня должна подвигнуть тебя на подвиг, другая – посадить дерево, третья – помочь другому человеку…

Аня: Или просто разобраться со своей жизнью: помириться с родителями, бросить пить или найти работу, ребенка грамотно воспитать и так далее.

Стив: Ведь смысл жизни любого человека – воспитать душу, стать выше. Не знаю, учат ли этому сейчас в школе. Не уверен. Но нужно к этому стремиться. Так и в музыке или в любом творчестве.

Аня: То есть, чуть-чуть обобщим: через искусство музыканты, художники и другие доносят информацию в капсуле энергии через какие-то физические вещи (звук, цвет, например). Но это всё вместе еще подчинено следующему, четвертому уровню. Как бы это правильно сказать… Над интеллектом и душевностью есть ещё понятие духовности. Это я сейчас не о религиях, но и о них в том числе. Есть нечто, чему подчиняются предыдущие три уровня. Это своего рода твоя сопричастность к Законам, по которым работает наша Вселенная. В том числе наша планета и всё живое на ней. Это Законы мироздания, например: закон Любви, закон Сохранения энергии и другие. Конечно, постичь такие вещи сразу невозможно, но стремиться и учиться надо. Если ты выпадаешь из этого всего, ты не сможешь правильно донести людям то, что хотел сделать с помощью предыдущих трёх уровней. Все становится бессмысленным или даже вредным. Ты просто выпадаешь из одной обоймы с Мирозданием, с Создателем, как бы ты его ни называл.

Стив: Хочется добавить, что раз уж музыка и искусство в целом – это наука о прекрасном, то во главе должны стоять такие понятия как мораль и нравственность. То есть, если музыка безнравственна, то это уже не искусство, это что-то другое.

– Например, песня про проституцию, ее можно отнести к искусству? Если это красивая песня, сыгранная на хороших инструментах.

Аня: Вопрос в том, до какого уровня деградировало общество, чтобы создавать такие вещи.

– Ну вот до такого.

Аня: На мой взгляд, нужно уменьшать количество таких песен, идти к чему-то более высокому и важному.

– А если песня о том, что не стоит быть проститутками?

Аня: Во-первых: посыл «не» не воспринимает подсознание, это стоит учитывать. Во-вторых: дело не в теме произведения, она может быть и светлая, и достаточно мрачная. А то, под каким ракурсом развёрнута идея, и к чему побуждает произведение, что хочется делать после того, как послушал песню. Можно и светлую тему про любовь или Родину вывернуть и извратить так, что человек захочет взять автомат и всех перестрелять. А можно и тему проституции показать так, что некоторым представительницам этой «профессии» захочется коренным образом изменить свою жизнь и стать другими. Если в песне показан какой-то альтернативный путь к свету и изменениям, и именно на этом стоит акцент и эмоциональный посыл, а не на том, как прекрасно быть проституткой, то да, такое произведение, на мой взгляд, имеет гораздо больше шансов называться настоящим искусством, чем очень дорого и красиво сделанная песня, но та, что рекламирует пороки.

Стив: К сожалению, сейчас, как и само общество, понятие искусства очень извращено. И дело даже не в песнях про проституцию. Такие песни лишь отображают уровень этого самого общества. А считать ли это искусством – решать каждому.

– К сожалению или к счастью, мы не можем знать, что происходит в головах других людей.

Аня: Ты задал довольно точечный вопрос, Андрей. Но если рассмотреть его в широкой плоскости, то окажется: как-то же мы докатились до всего этого, значит, можем и «выкатиться». Как я говорила чуть раньше, мне кажется, сейчас не стоит постоянно бороться с проституцией, войной, наркоманией или недостатками наших характеров. Нужно просто давать себе и другим иную, светлую альтернативу и идти к ней. Даже у профессионального воина в голове светлый образ Родины, а в сердце любовь к ней, а не только сплошная ненависть к врагу. Чем ты больше борешься с чем-то, тем больше оно питается твоей энергией и здравствует. Нужно правильно направлять свои силы.

– Вернемся к вашей музыке. В группе ВК у вас написано, что вы пропагандируете музыку добра, тепла, света. Стремитесь в каком-то смысле к world music. Но ведь любая музыка, так или иначе, относится к какому-то стилю. Почему вы сторонитесь названий «блюз», «кантри» в отношении своей музыки?

Стив: На самом деле, многим музыкантам, которые загоняют себя в рамки какого-то стиля и говорят, например, «мы играем кантри», «мы играем блюз», «мы играем южный рок», я предлагаю открыть видео и аудио известных мировых представителей того или иного стиля и сравнить себя с ними. Они явные представители своих направлений. Найдите десять отличий. :) И есть куча нюансов: пение, ритмика, игра на инструментах, подход к записи. Ведь всё это тоже определяет стиль музыки, её направление.

– То есть вы, в каком-то смысле, боитесь несоответствия?

Аня: Нет, страха никакого нет.

Стив: Просто мы можем сказать, что наша музыка частично основана на кантри, блюзе, американе, текс-мекс музыке. Я долго жил в США, изучал все эти направления, посетил сотни концертов, а заодно шлифовал свое творчество. Поэтому с уверенностью могу сказать, что наша музыка не относится ни к одному из вышеперечисленных стилей.

МЕРАДА, Минск, Беларусь, world music, folk, blues, country, Стив Крамер, Анна Крамер

– А когда отправляете заявки на фестиваль и нужно указать стиль музыки, что пишете?

Стив: Сейчас, в основном, кантри.

Аня: Хотя, по сути, что такое кантри? Иногда я делаю эксперименты. Берешь любую кантри-песню, например, в акустическом стиле блюграсс. Это такой «безбарабанный» кантри.

Стив: Архаичный.

Аня: Архаичный, да. То, из чего вырос современный кантри и кантри-поп, кто не знает. Скрипочки, банджо, мандалина и прочие струнные. Берешь какое-нибудь инструментальное место в песне и начинаешь петь в славянской фольклорной манере русскую или белорусскую народную песню или импровизировать. Ложится идеально. Или берешь нашу народную песню, начинаешь петь что-нибудь в стиле кантри. И снова – ложиться идеально. Это впечатляет!

– В моем понимании кантри – это в принципе народная музыка, музыка из народа.

Стив: Да, но есть же разные народы. И есть белая культура, есть черная культура.

Аня: Например, блюз – это тоже народная музыка в большой степени. Фольклор белых людей, смешанный с чёрной фольклорной манерой и подачей. Но из-за этого самого смешения, под нее уже так не споешь славянские народные песни: блюзовые ноты и чужая ритмика мешают. Это еще одна причина, почему мы – не блюз, хоть у нас и встречаются иногда песни с блюзовой основой. Сейчас мы много работаем над тем, чтобы найти свой стиль.

– Все музыканты хотят найти свою музыку, свой стиль.

Аня: Мы хотим найти скорее свою манеру.

Стив: Как в детстве выпиливали из досок гитары, ставили какие-то самопальные датчики и говорили «У меня свой звук!». :)

– Суть любого занятия – в эволюции. Начинаешь с доски, а дальше уже все зависит от тебя. Мне кажется, многим, если не большинству современных музыкантов этого не хватает. Мы дольше выбираем название стиля музыки, которую играем, чем занимаемся этой самой музыкой.

Аня: Можем добавить условно пятый уровень в нашу модель, спасибо тебе за это. Единый закон эволюции.

– Добили модель.

Аня: Эволюционирование всего живого и сущего. Для чего оно вообще? Для того, чтобы сам Создатель эволюционировал в своей модели. Тот, кто создал мир, развивается в том числе с помощью нас сам, как бы странно это ни звучало. Он сам творит миры и существ, а нам дано право выбора и мы тоже что-то создаем, творим. В итоге Высшее существо видит себя в этом всём многообразии и эволюционирует, хоть для нас это и непостижимый процесс…

– Это большая проблема – нежелание людей развиваться, учиться. Потому что многие музыканты, швеи, доярки или сантехники, не так важен род деятельности, рано или поздно останавливаются. И очень заметна разница между теми, кто остановился, и теми, кто продолжает учиться каждое мгновение своей жизни.

Аня: Это самый худший тип смерти, наверное – эволюционная смерть. Она куда страшнее смерти физической и для человека, и для растения, и для музыки в том числе.

– И это прекрасно, когда ты видишь далеко не молодого в плане физического возраста человека, который чего-то не умеет, но хочет научиться и учится.

Аня: Возвращаясь к нашей музыке и продолжая тему эволюции… Стив пишет музыку довольно давно. Но только сейчас наши слушатели начинают слушать песни, которые были написаны им много лет назад. Только сейчас мы начали воплощать их в жизнь: большую часть уже сделали, часть будет позже. Конечно, на другом уровне, иногда с другими текстами. То есть многие из наших песен, это не то, к чему мы пришли сейчас. Это то, что было когда-то, но уже в современной версии, переосмысленное.

– То есть, грубо говоря, мы слышим сейчас группу «МЕРАДА» такой, какой она могла бы быть пару десятков лет назад в США?

Стив: Не совсем так, но примерно. Мы уже делаем сейчас и много новых песен, много пишем.

– Скажем, в некоторых песнях есть душа тех времен.

Стив: Конечно. Некоторые песни не хочется переделывать, и они остаются такими, какими были написаны в черновиках много лет назад. Только в новом, современном звучании. Это наша своего рода эволюция. Эволюция стиля, звука, подачи. Да, не все песни соответствуют сейчас нашему видению музыки, но рассказать, спеть эти истории всё ещё хочется.

МЕРАДА, Минск, Беларусь, world music, folk, blues, country, Стив Крамер, Анна Крамер

– Вы постоянно находитесь в состоянии записи. Вы чувствуете тот момент, когда стоит остановиться именно на таком варианте песни? В плане стилистики, аранжировки, текста, сведения…

Стив: Классный вопрос… Начну издалека. На самом деле, сам процесс сочинения композиции приходит…

– Из Пункта 4… :)

Стив: … из космоса.

Аня: Я могу рассказать, откуда это берется, но на это еще отдельное интервью понадобится.

Стив: И это то состояние, та эмоция, которые волнуют меня в определенный момент времени. Это мой уровень понимания того, что я хочу сказать в данный момент. Сажусь, подключаю инструмент и пишу.

– Как вай-фай подключился.

Стив: А дальше, когда начинаешь «навешивать» инструменты, это уже работа, скажем так. Это уже другой уровень восприятия музыки. Я, кстати, каждый день стараюсь слушать как минимум один неизвестный мне альбом, нахожу разные видео. И смотрю, как задачи, которые волнуют меня в данный момент, решают люди во всем мире, мои коллеги. С нашим уровнем музыки в Беларуси нам есть чему учиться, безусловно. Никого не хочу обидеть, но это факт.

Аня: Он врет. Он слушает больше, чем альбом в день. :)

Стив: Буквально вчера я послушал последние композиции свои и сказал Ане, что хочу добавить что-то вот тут и тут. Не так глобально, но некоторые вещи захотелось уточнить, потому что прошло время, и песня слышится уже несколько по-другому.Но всякий раз всё реже хочется что-то переделывать.

Аня: А я иногда люблю вокал переписывать. Потому что практически каждый год у меня немного новая манера и техника. В лучшую сторону меняется, я надеюсь.

– То есть у вас настолько много черновиков, которые лежат по году или больше?

Аня: Да у Стива тысячи песен еще в черновиках. А, если серьёзно, то ещё больше песен, думаю, ожидает пока своей очереди. Ждут момента, пока мы подключимся к большому Вай-Фаю, где идеи хранятся. :)

– Что хотели бы пожелать нашим читателям и вашим слушателям?

Стив: Если коротко, то я хотел бы пожелать творческим читателям Bazilik Live также сотворить тысячу песен, и чтобы их кто-нибудь, когда-нибудь услышал! Исходя из своего жизненного опыта, могу сказать: путь музыканта не самый лёгкий путь в жизни. Но самое главное – на этом пути не потерять себя как личность, как человека. Я желаю всем нашим музыкантам петь на родном языке. Для кого-то это русский, для кого-то белорусский – не суть. Я вообще не понимаю творчества на английском. Какой в этом смысл? Что вы хотите донести до заграничного (или может до нашего) слушателя? Чего хотите достичь? Из своего семнадцатилетнего опыта жизни за границей могу сказать, что в силу многих причин, там вас навряд ли кто-нибудь услышит или попытается понять. Если не верите мне, то изучите опыт других ваших белорусских коллег-музыкантов. Кто-нибудь из них стал действительно известным или популярным за границей с собственным англоязычным творчеством? И последнее: если вы человек искусства, решите для себя – вы творец или ремесленник. Что для вас в приоритете: тернистый путь творчества, но возможность оставить после себя потомкам след в виде прекрасного произведения или предел ваших желаний всю жизнь играть каверы, копировать творчество других?

Аня: Согласна. Но Стив говорит о коллегах, а мне бы хотелось пожелать творчества, любви и большого счастья всем читателям и слушателям, независимо от их призвания и рода деятельности. Просто счастливому человеку никогда не придёт в голову причинять какой-то вред, зло себе или другим, счастливый сам дарит миру счастье и меняет его к лучшему. Такой человек находит выход из любых трудностей, даже там, где его, кажется, нет. Мы и сами учимся сейчас быть счастливыми – это большой труд и не так просто, как кажется…
И напоследок. Мы живём сейчас в такое время, что нас постоянно пытаются стравить, разделить, рассорить и получить из этого выгоду. Причём повод любой и критерии тоже. Вы за синих или за красных, за левых или за правых, за высоких или за низких? Вы за жару или за холод? За запад или за восток? За рок или за поп? За или против Ивана Петровича?.. В итоге имеем раздрай общества на каждом шагу. Я не призываю мирить всех и со всеми. Никто не отменял ни стойкости, ни принципиальности, ни справедливости, ни здравого смысла. Просто истина часто глубже и объёмнее, чем нам кажется. И хочется напомнить, что чёрно-белая зебра выбора, который нам ставят – это ещё не вся жизнь, и не весь выбор, и иногда полезно подняться над ней и увидеть… радугу! Не в извращённом, а в самом обычном смысле. Кстати, вы пробовали наклеить цвета радуги на волчок и запустить его? Радуга сольётся в белый цвет :) А если наши привычные в жизни чёрно-белые полосы наклеить так, то они, вращаясь, дадут просто серый… Нам выбирать, что запускать – свет или серость… Так что Света вам и добра!

Фото – архив группы “МЕРАДА”