РСП: “Ребята, вы про**ываете важные штуки”

РСП, Разбiтае Сэрца Пацана, Минск, Беларусь, Re:Public

Уже завтра группа “Разбiтае Сэрца Пацана” выйдет на сцену минского клуба Re:Public. И пусть там не будет Александра Солодухи, Алексея Хлестова и Искуи Абалян, уверены, там будет почти каждый, кто не первый год уже следит за тем, что делает РСП. В преддверии концерта немного поговорили с одним из основателей группы – Пашей Городницким.

– Завтра концерт. Есть планы на жизнь после?

– После этого концерта какое-то время не будем выступать. Месяца три, как минимум.

– Почему же?

– Денис уезжает в Америку.

– Клубнику собирать.

– На лето. (смеётся) К бабушке. На самом деле по работе, конечно.

– Но вы достаточно часто играете. Можно, в принципе, и взять небольшую паузу.

– В последнее время нет. Последний сольный концерт был в начале декабря в TNT ROCK CLUB.

– А как получается, что иногда вы играете в “Граффити”, иногда в TNT ROCK CLUB, иногда в “Брюгге”?

– Ну смотри, я расскажу тебе, как всё было. Мы играли часто: практически каждый месяц, когда выступали в “Граффити”. Потом мы поняли, что это путь в никуда и надо с этим заканчивать.

– Ты имеешь ввиду с маленькими концертами?

– Да. Это стало какой-то рутиной: нам не интересно, нет никакого развития. Людей всегда было достаточно. Но собрать сто человек каждый месяц для нас не проблема, вне зависимости от дня недели. Поэтому концерты могли быть во вторник, например. Ну сыграл, ну получил какие-то деньги. И что?

– Какие-то… На сведение и мастеринг, видимо, не хватало.

– Нет, не хватало. (смеётся) Поэтому захотелось двигаться дальше, играть на новых площадках, собирать больше и больше людей.

– А что было до “Граффити”?

– Вообще, когда мы только начинали, концерты проходили в клубе “Реактор”, если помнишь такой.

– Конечно!

– Там мы собирали по 800-1000 человек. На презентации второго нашего альбома там был аншлаг. Это было давно. Понятно, мы только начинали и у публики был подогрет интерес к происходящему. Но, видишь, у нас не было на тот момент человека, который схватил бы ситуацию в свои руки и повёл нас. Мы были сами по себе, “волну” пропустили. И потом концерты становились всё меньше и меньше…

– И так вы дошли до “Граффити”.

– Да.

– И ты уверен, что дело было именно в отсутствии нужного человека?

– Думаю, да. Потому что мы такие раздолбаи, хайпанули, собрали кучу людей, а потом могли месяц, например, вообще не собираться. А результат нужно закреплять, работать дальше. Мне кажется, несколько лет назад у нас был конкретный спад. Я уверен в этом. Мы тогда стали даже хуже играть. И это так же повлияло на уровень посещаемости. Когда ребята знают, что где-то они могут схалтурить, где-то могут выпить… Не было ответственности, дисциплины. Не было человека, который сказал бы: “Ребята, вы про**ываете важные штуки”.

РСП, Разбiтае Сэрца Пацана, Минск, Беларусь, Re:Public

– А как тебе кажется, насколько публика вообще замечает такие вещи: когда музыкант халтурит, когда выпил и не попал потом в ноты, когда безответственно подходит к тому, что делает?

– Чёрт его знает. Тут тоже нужно разделять категории. Есть люди, которым, в принципе, пофиг: атмосфера, угар и всё подобное. Но, знаешь, тут больше даже самим не хочется лажать, хочется, что всё было красиво. И вообще на общем фоне, энергетическом, это очень чувствуется. Чувствуется, когда, вроде, группа не сильно лажает, но есть какая-то общая грязь, мутность какая-то.

– Дата концерта в Re:Public сместилась, если я не ошибаюсь. С мая на апрель.

– Да, из-за отъезда Дениса. Перенесли почти на месяц. Поэтому немного и переживаем, как всё пройдёт.

– А у вас есть какой-то порог предпродажи билетов? Например, за месяц до концерта продано такое-то количество, значит, всё окей. Если всё хуже, то концерт отменяем или переносим в “Граффити”.

– Нет, такого нет. Обычно всё идёт как-то более-менее плавно. Мы поэтому и пришли к этому концерту: был “Брюгге”, был TNT ROCK CLUB. Поняли, что готовы сделать что-то более масштабное. Знали, что будет много инфоповодов: собираемся клип снимать, в конце марта выпустили песню “Мая мінуўшчына”.

– А как тебе кажется, может ли музыка РСП быть популярной? С точки зрения поп-культуры: обширные ротации на радио и ТВ, большие площадки в разных городах, молодёжь перепевает вас в каждой подворотне и так далее.

– Я думаю, что может. Но дело тут в простой штуке – в трасянке. Когда мы только начинали, принесли демки, по-моему, Жене Колмыкову. И он сказал, что песни почти готовы и вот прям сейчас он сам готов отнести эти песни на радио. Тогда ещё не был так развит интернет, как сейчас, люди ещё покупали диски. Обменивались музыкой. И вот Женя говорит, что прям завтра отнесёт, только если перепишем песни на русском языке. И тогда бомбанём. Мы думали, долго. Но пока всё, как есть.

– Краудфандинг: неловкость или гордость за свою аудиторию? Что чувствуете, когда приходится просить денег у своего слушателя?

– Я думаю, и то, и то. Одно другое не исключает. (смеётся) Конечно, если бы были другие условия у нас в стране… Хотя… А как собирают, например, британские музыканты на пластинки?

– Вообще, краудфандинг достаточно распространённая практика сейчас и в этом нет ничего зазорного, так сказать. Конечно, часто люди задаются вопросом “почему я должен платить за запись альбома, если я покупаю мерч и хожу по билетам на концерты”, но постепенно наш народ начинает понимать, что к чему.

– Да, мы уже дважды практиковали краудфандинг. Поддержка слушателя чувствуется, конечно. Думаю, еще будем прибегать к этому механизму.

– А что насчёт расширения аудитории? Приходит много новых людей на концерты и в ваши социальные сети?

– Конечно, лучшее время это когда мы презентуем какой-то альбом, играем концерты в его поддержку. Тогда виден приток людей. Но, вспоминая времена “Граффити”, понимаю, что тогда мы не стремились к чему-то большому. А сейчас есть ощущение, что… что мы можем ещё успеть куда-то вскочить.

– Вопрос лишь в том, куда едем.

– Да! Хотя иногда это ощущение есть, иногда его нет.

– Наверное, это свойственно всем людям, которые что-то создают. Накапливается усталость, не хватает фидбэка. Ведь ты что-то делаешь, играешь, выпускаешь, стараешься, а отдача не всегда приходит сразу, если вообще приходит.

– Вообще да, свойственно это всем творческим людям. Например, делаешь спектакль. Тебе кажется, что можешь изменить мир. А по итогу: да, спектакль получился хороший. Но ничего не меняется в мире. Утром просыпаешься, открываешь глаза, а всё по-старому.

– Искусство в принципе во многом зависит от удачи, от момента времени.

– Да, от попадания во время.

– Знаешь, ваша простота, в хорошем смысле, разумеется, она очень подкупает. Возможно, это ваш большой плюс как людей и как музыкантов. Вам хочется верить. И я надеюсь, что вы успеете вскочить в нужный поезд. И мы обязательно увидимся снова.